КРАСНАЯ ТРОПА

Общество российских индеанистов и ПАУ-ВАУ ВОЗРОЖДЕНИЕ


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Чёрная Сутана / Чёрный Плащ / Black Robe (Канада - Австралия, 1991)

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Roaming Ghost


Черная Сутана / Черный Плащ / Black Robe (Канада - Австралия, 1991)



Год выпуска: 1991
Жанр: Вестерн / Драма
Продолжительность: 01:40:39

Режиссер: Брюс Бересфорд / Bruce Beresford/

В ролях: Танту Кардинал /Tantoo Cardinal/, Сандрин Холт /Sandrine Holt/, Жан Бруссо /Jean Brousseau/, Лоуренс Бэйн /Lawrence Bayne/, Аугуст Шелленберг /August Schellenberg/, Эден Янг /Aden Young/, Лотэр Блюто /Lothaire Bluteau/, Билли Ту Риверс /Billy Two Rivers/, Хэррисон Лиу /Harrison Liu/, Уэсли Коут /Wesley Cote/, Фрэнк Уилсон /Frank Wilson/

Описание: Действие происходит в XVI столетии в Новом Свете. Отец Лафорг (Блуто) - священник, которого Шамплен (Бруссо), основатель и губернатор Квебека, посылает в пограничную зону, чтобы обращать индейцев племени гуронов в истинную веру. Поклявшись быть проводником и защитником Лафорга, в путь отправляется и вождь алгонкинов Хомина (Шелленберг), взявший с собой жену, юного сына и очень красивую дочь Аннуку, еще не достигшую совершеннолетия (Холт). Их также сопровождают несколько его воинов со своими семьями. Побуждаемый в равной степени страстью к Аннуке и стремлением служить Господу, к компании присоединяется молодой французский поселенец Даниэль (Янг). Вместе они отправляются в путешествие, в котором никого из них не ждет ничего хорошего...

http://www.rutracker.org












Последний раз редактировалось: Roaming Ghost (Ср Фев 23, 2011 12:48 pm), всего редактировалось 3 раз(а)

http://www.first-americans.spb.ru

Roaming Ghost


«Черный Плащ»

Ослепленные зрители и канадская история

Джон Стекли

Я имею привычку, приходя в ярость, изливать ее на бумагу. В данном случае причиной послужило обращение моих коллег и студентов, спросивших, что я («признанный эксперт по индейцам») думаю о фильме «Черный Плащ». Что я могу сказать… В начале фильма индейцу-алгонкину является во сне ворон, который выклевывает ему глаза. Так вот, «Черный Плащ» – это такой фильм, в котором зрители точно таким же образом лишаются глаз, c помощью которых они могли бы увидеть подлинную картину места аборигенов в канадской истории.

Мы видим в фильме изумительную, ослепительную красоту озера Сен-Жан и стереотипную Индейскую Принцессу – немногословную и неуемно сексуальную (в связи с этим не перестаю удивляться подлинной истории «Заговора молчания», в котором юную аборигенку убивают из-за ее отказа удовлетворить похоть группы белых самцов). Налицо узкий взгляд белого человека на канадскую историю, полинявшие образы из бесчисленных устарелых книг, расцвеченные технологией большого экрана и несущие на себе отблеск другой, куда лучшей картины – «Танцующий с волками».

Почему же этот фильм обеспокоил меня? Я увидел уважаемую мною духовность аборигенов в образе кричаще раскрашенного карлика, играющего роль шамана (вещего целителя и колдуна). Я увидел унижение целого народа, гуронов, по-детски жалобно молящих Черного Плаща, миссионера-иезуита, полюбить их и путем крещения избавить от болезни белого человека. Я увидел гуронов без чувства чести, едва влачащих жалкое существование (сообщается, что их, наконец, перебили). В фильме они убивают священника прямо на территории собственного селения, чего никогда не бывало, хотя они и знали, что болезни, выкосившие более половины племени, следуют за миссионерами словно следы за идущим по снегу.

Без чести представлены тут и ирокезы. Мы видим их бессмысленно свирепыми, свирепыми без всяких объяснений – подобно тому, как снег холоден, а воды реки струятся по течению. Предполагается, что таков «естественный порядок вещей».

Даже мафиози показываются в фильмах с большей симпатией и пониманием. Мы видим ирокезов, пытающих без причины, убивающих ребенка из сущей своей дикости и делающих то, что покажется пустяком в ином культурном контексте, но что было весьма важно для ирокезов XVII столетия. Они велят своим пленникам петь предсмертную песню – таков подлинный элемент их культуры. Однако, в картине поющих пленников осмеивают, что просто невероятно при том уважении, с каким относились к подобным песнопениям. Поющие такие песни считались храбрецами, способными петь тогда, когда слабые плачут. Поющих пленников почитали за храбрость и эта часть кодекса чести совершенно выпала из фильма. Верно, ирокезы бывали подчас жестоки; но они же были бесхитростны, миролюбивы, разумны и благородны.

Согласно гуронской традиции, ворон является вещим вестником. В «Черном Плаще» он лишь творец слепоты. Различие между этим фильмом и объективно-точной картиной канадской истории соответствует различию между этими двумя воронами.

Перевод А. Зорина

Опубликовано: Альманах "ПЕРВЫЕ АМЕРИКАНЦЫ" / 2002 / N 10, стр. 149.

http://www.first-americans.spb.ru

Roaming Ghost


Индейцы глазами иезуитов

А.В. Зорин

Фильм «Черный Плащ» дошел до российского зрителя вначале, как обычно, на пиратских видеокассетах, а затем был показан по каналу ТВЦ. ПА одобрительно отметили его в видеообзоре (1). Куда строже оценил его канадский специалист по истории гуронов Джон Стекли. Его отзыв помещен на официальном сайте нации виандотов в Интернете и, видимо, в немалой степени отражает официальную же точку зрения племени (2).

Безнадежное дело – пытаться смотреть кино вместе со специалистом по изображаемым событиям. В зависимости от темперамента, он будет раздраженно или добродушно, но непрерывно и язвительно комментировать едва ли не каждый кадр несчастной ленты. Подобный просмотр обещает стать весьма познавательным, но с удовольствием от зрелища можно распроститься заранее. Понятно, что отнюдь не всякий фильм может удостоиться такого внимания. Вряд ли кому придет в голову проводить историко-этнографический разбор сериала про Виннету.

Иное дело «Черный Плащ». Тут перед нами фильм исторический, претендующий на некое восстановление на экране реальной картины минувшего. С него спрос иной. И весьма строгий: практически все фильмы из индейской истории не избежали нареканий со стороны специалистов-историков и самих индейцев (хотя сами же индейцы и снимались в них). Например, набравшие кучу «Оскаров» знаменитые «Танцы с волками» Рассел Минс обвинил в «стереотипности образов» (не о том ли говорит и Джон Стекли?).

Покритиковал Минс и «Последнего из могикан», где сам же и снялся в одной из главных ролей. Но что вызвало там его нарекания? «Эпизод в африканской деревне», попавший в фильм из кладовки старых голливудских штампов, и слишком маленькие, на взгляд Минса, набедренные повязки, которые режиссер, правда, отыскал в музее («в белом музее, напомнил я ему» – словно для «белых» музеев экспонаты изготавливаются в специальных мастерских!) (3). Но зато сурового критика ничуть не задело ни искажение до неузнаваемости сюжета и основной идеи классического романа, ни подобная же операция с подлинными историческими событиями и реалиями эпохи. С Купером и учебником истории можете делать все, что угодно! Правда, при всем том никто не рискнет утверждать, будто «Последний из могикан» – плохой фильм. Работа режиссера, оператора, актеров, художника, композитора тут выше всяких похвал (как, кстати, и в «Черном Плаще»).

Критика Стекли, казалось бы, иного рода – он выступает как «признанный эксперт по индейцам». Но что же ему не по душе? Стереотипная «индейская принцесса» и прочие тому подобные «полинявшие образы», «узкий взгляд белого человека». Все это действительно имеет место. Более того, взгляд этот еще и узко-католический. Но разве это удивительно? Ведь фильм снят именно с точки зрения миссионера-иезуита, основываясь на иезуитских же «Реляциях» (кстати, уникальном источнике по ранней истории Канады, которым широко пользуется в своих исследованиях и сам мистер Стекли). Почти каждому эпизоду картины можно отыскать там соответствующий аналог.

Вряд ли у попавшего в плен к ирокезам реального миссионера, того же Бребефа или Жогэса, была возможность близко ознакомиться с «миролюбием и благородством» ирокезов, которые, конечно же, на самом деле не были неким земным воплощением дьявола. Но в их положении ирокез должен был видеться им не более чем бессмысленно-свирепым зверем (4). Но при этом он оставался человеком, творением божьим и, согласно доктрине, его также следовало возлюбить, как самого себя.

Конечно, вопрос о христианской любви из уст вождя гуронов выглядит неестественно, но не случайно при этом среди образов, проносящихся перед иезуитом, возникают и его мучители-ирокезы. Он должен возлюбить не только больных женщин и детей, но и этих жестоких воинов, и враждебную ему «принцессу», и «конкурента»-шамана. Иначе какой же он христианин, какое он имеет право нести язычникам слово божие? Следует, конечно иметь в виду, что в фильме выведен, разумеется, идеальный миссионер.

Не случаен тут и шаман – на взгляд доброго католика это лишь злобный карлик и понятно, почему мистер Стекли не распознал в нем «носителя духовности аборигенов», каким является для него индейский знахарь. Он и отец Ла Форж смотрели на Местигойта с разных точек зрения. Режиссер отразил точку зрения иезуита.

Действительно, в фильме один из миссионеров гибнет в деревне гуронов, чего никогда не было, а ирокезы смеются над песней смерти пленников, чего никогда не могло быть. Но разве все так уж точно в записках первопроходцев, в тех же «Иезуитских реляциях»? Разве эти люди никогда не путались, никогда не ошибались в своих сообщениях? А ведь фильм снят именно с их точки зрения. Он показывает Канаду, какой она виделась глазам первых поселенцев XVII века – дикие дебри, суровая природа, варварские племена с их чуждыми, непонятными и жестокими обычаями, загадочная, страшная и прекрасная в своем первозданном величии страна. Такой ее видели «черные плащи» и такой она представлена на экране. А реальная, объективная картина канадской истории, какой она видится ныне нам, разумеется, иная.

Мы смотрим в прошлое с высоты накопленных знаний и, кроме того, можем взглянуть на события с разных точек зрения, понять мотивы поступков алгонкина, гурона, француза и могаука. Нам видна логика их поведения, а для ирокеза иезуит был столь же темен и непонятен, как и он сам для него. У нас, в отличие от «Черного Плаща» и его современников, два глаза; у них же было лишь по одному. Мы видим больше, но лишь благодаря им, сохранившим «свое» видение. И этот фильм в первую очередь о них, а не об ирокезах или гуронах. А они – это не только жертвенный отец Ла Форж или суровый Шамплен, но и траппер Даниэль, у которого вскоре явно появится возможность взглянуть на окружающий мир «двумя глазами». Когда столь же повезет кинозрителям сказать труднее.

Примечания

1. Первые Американцы, № 2/1997, С. 94.
2. Там же помещены и некоторые научные работы автора, как, например, интереснейшие биографические очерки «Untold Tales Four 17th Century Huron» или написанная в соавторстве с Чарльзом Гаррадом статья о виандотах (Craigleith and the Birth of the Historic Wyandot Tribe).
3. Первые Американцы, № 3/1998. С. 80–81.
4. На том же сайте нации виандотов помещены серьезные биографические очерки Ангюса Дж. Макдугала об иезуитах-миссионерах, в том числе и погибших от рук ирокезов, с подробным описанием перенесенных ими мучений.

Опубликовано: Альманах "ПЕРВЫЕ АМЕРИКАНЦЫ" / 2002 / N 10, стр. 150-151.

http://www.first-americans.spb.ru

Kwasi_ND


Да, почитав Джона Стекли, захотелось тоже излить свою ярость на бумаге. Но к счастью не придется. Зорин уже проделал эту работу на весьма квалифицированном уровне. Хотелось бы только добавить, что фильм не претендует ни на какую "объективно-точную картину истории Канады" и поставлен даже не по хроникам иезуитов, а по ХУДОЖЕСТВЕННОМУ ТЕКСТУ автора, выступившего кстати в качестве сценариста к этой картине. Ну а по поводу реакции Стекли - похоже, что этот специалист является большим гуроном, чем сами гуроны, если он так за них расстроился.... Наверное и Купера ему, бедняге, читать тяжело было - огорчения на каждой странице - то злобные минги кого-то зарежут, то коварные ирокезы во что-то прицелятсяSad

Ponoka makan


Лично на меня фильм произвел тяжелое впечатление,но я считаю,что это верная реакция!Такой и была тогда жизнь-в дикой,враждебной,но "прекрасной" стране...А что хотели первопроходцы тут увидеть?Жестоко,сурово,дико,по-варварски?Конечно!Такой и была в основном первобытная жизнь,пугающая "цивилизованного человека".И не стоит мерять все события этой жизни меркой сегодняшнего восприятия!Фильм потому и неоднозначен,что первобытен!Романтики"Дефа" тут не найти!Но на то она и романтика!!!Фильм притягивает и ужасает одновременно....



Последний раз редактировалось: ponoka makan (Сб Июл 11, 2015 8:07 pm), всего редактировалось 1 раз(а)

юра


Фильм хорошая попытка показать дикие времена,невежество одних стоит против невежества других.Фильм даёт направление,а остальное зависит от силы восприятия индивидуумов.

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения