КРАСНАЯ ТРОПА

Общество российских индеанистов и ПАУ-ВАУ ВОЗРОЖДЕНИЕ


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Индейцы кайова

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

1 Индейцы кайова в Ср Янв 12, 2011 7:44 am

Арапах

avatar
Структура лагеря кайова для Пляски Солнца.
Естественно,все торопились поставить свои типи на новом месте, где намечался Танец Солнца. Племенная полиция тщательно следила за постановкой лагеря. Все типи должны были стоять входом на восток, а посередине лагеря оставалось большое пространство для установки Священной Палатки.Некоторые исследователи изучили схему постановки лагеря кайова. Вот как она выглядит, начиная с востока, от входа в лагерь и дальше по движению Солнца:
Первая группа: Самое крупное подразделение кайова Kata, что значит «Кусающиеся», слово, пришедшее от арикара. Эта старая группа Дохасана занимала первое мест в круге и имела наследственное право проводить бизонью охоту для снабжения мясом Пляски Солнца .У этой группы всегда было много лошадей, типи и т.п.
Вторая группа: Kogui или «Лоси» отвечала за проведение военных церемоний. В нее входило много легендарных воинов. начиная от Ad-da-te (1833) до Сатанты, Большого Лука и других имен, гремевших в 1870-е. Группа законно гордилась своими великими воинами, имевшими множество ку. Эта группа проводила военные обряды во время Пляски Солнца.
Третья группа: Kaigwa или «Истинные Кайова» заслуженно были уважаемы всеми остальными группами, т.к. являлись хранителями священного Tai-may. Эта маленькая группа была в большом почете.
Четвертая группа: Kinep или «Большие Щиты», еще их называли Щиты Пляски Солнца. Это была полиция на Пляске Солнца. Правильнее их название звучит на кайова: Khe-ate (Khe - щит,ate – большой).
Пятая группа: Semat или «Воры». Таково было название, применяемое кайова к присоединившимся к ним кайова-апачам. Это было, по идее, отдельное племя, к кайова никакого отношения не имевшее. Им просто было позволено вставать в одном кругу с кайова.
Шестая группа: Soy-hay-talpupl или «Голубые мальчики» («BlueBoys» в оригинале – прим.пер.). Иногда их еще называли Sindiyuis или Народ Saynday, по имени одного культурного героя. Это два названия одной и той же группы. Некоторые исследователи ошибочно принимают их за два разных подразделения. Называли их еще Montalyui или «Черные Мальчики». Старики помнили эту группу под названием Pahy-dome-gaw («Люди под Солнцем»).
Одно время существовала седьмая группа Kuato «Отколовшиеся», которые отделились от основного
племени еще на северных равнинах. Возможно, Kuato были тем самым неизвестным племенем, которое было полностью истреблено сиу примерно в 1780 году. Об этом говорится в некоторых преданиях сиу.
В каждой группе был свой вождь. У некоторых были свои, отличные от остальных священные предметы и даже целые религиозные культы, но когда собиралось все племя на Пляску Солнца, каждая отдельная группа становилась частью великого круга, именуемого Кайова.


Раскол племени.
Вот,что рассказывают старики:
Давным-давно после окончания Пляски Солнца у кайова стала заканчиваться пища. Большой охотничий отряд, в который входили воины из двух групп, выследил и убил антилопу. Двое вождей, как обычно, разделили мясо. Но они не смогли поделить вымя антилопы и поссорились. Из-за этого разногласия племя разделилось, и одна группа откололась от общего лагеря и ушла со своим вождем. Племя так никогда и не узнало, что же стало с отколовшейся группой. Куда бы кайова не отправлялись в поход, они везде пытались найти следы ушедших, но безрезультатно. Кайова всегда интересовались, куда же могли деться эти люди. До сих пор их любопытство не удовлетворено. Некоторые считают, что они стали племенем кроу, но это только домыслы белого человека. Кайова хорошо известно, что это не так, потому что с кроу они дружили задолго до раскола племени. Есть мнение, что отколовшаяся группа это пуэбло таос. Многие кайова бывали в этом племени и могут сказать точно, что это не так. Их язык совершенно не похож на диалект Kuato. Да и к тому же, как могли вольные кочевые охотники осесть и стать огородниками? Никогда!

Выделка шкур у кайова.
Кайова начинали выделывать шкуру бизона, оленя, или теленка сразу же после снятия. Шкура растягивалась и прижималась к земле колышками. Смесь для выделки готовилась из мозгов и печени убитого животного. Для приготовления смеси использовали 200 грамм печени, 200 грамм мозгов и четыре столовые ложки жира. После этого надо немного добавить воды и оставить смесь примерно на час. После этого она готова к употреблению, и ее тряпкой начинают втирать в растянутую шкуру сначала с одной стороны, а потом с другой. Руками и круглым гладким камнем смесь тщательно растирается по всей поверхности шкуры. После этого колышки выдергиваются из земли, и шкура скатывается и убирается на ночь, чтобы дать смеси впитаться. На следующий день шкуру промывали холодной водой и сушили. В процессе высушивания она будет сжиматься, и делаться толще. Ее надо мять и растягивать перед удалением волоса. Чтобы удалить волос, надо тереть поверхность кожи грубым камнем. Затем кожа сворачивается и трется туда-сюда через натянутую веревку. После этого шкура замачивается на ночь в теплую воду. Утром ее растягивали на ровной земле, ворсистой стороной вниз. Колышки вбиваются на расстоянии пятнадцати сантиметров друг от друга, и шкура растягивается насколько только возможно. На шкуре остается присохшие мясо, жир и сухожилия. Все это соскребалось специальным ножом из лосиного рога. Если в процессе работы шкура сохнет и твердеет, увлажните ее теплой водой. Когда поверхностная обработка будет закончена, оставьте шкуру на солнце на пару дней, чтобы она высохла и выгорела. Следующим шагом надо заново вымочить шкуру и растянуть ее на колышках ворсистой стороной вверх. Волос начисто соскребается тем же методом, что и остатки мяса. Если волос соскребается плохо, надо еще раз замочить шкуру в воде с пеплом. Сделайте в ведре густую массу из растворенного в воде пепла. Замочите туда шкуру и оставьте на ночь. Утром тщательно промойте ее и снова растяните. Теперь волос должен сходить без проблем. Теперь и эту сторону оставьте на солнце на пару дней выгорать. Теперь кожа готова к употреблению.

Участие кайова в битве на Уошите.
Небольшой отряд кайова, включая и меня, посетил лагерь шайеннов на Уошите, который находился милях в десяти выше по реке от нашего лагеря. Мы стояли в пяти милях от Форта Кобб. Ночь была довольно холодная и типи были все в снегу. Река Уошита была покрыта льдом. Луна Улетающих Гусей принесла с собой дыхание Народа Холодного Огня. Но мы особо не волновались, т.к. около всех палаток виднелись большие кучи дров. Снег валил с неба, но на сушилках было полно мяса. Дикий Ветер Севера кружил свой танец среди палаток и сотрясал их. Но в сердцах людей была радость, и никакой ветер не мог выдуть ее. Не мог ветер заморозить и языки стариков, которые сидели у очагов типи и рассказывали героические предания прошлого.
Если бы мы только знали, что Кастер уже собирается напасть на наш лагерь, он бы никогда не дожил до того, чтобы быть убитым сиу. Если бы мы только успели подготовиться… Но мы были беспечны. Мы радовались и были уверены в мире. В такие ночи обычно детям не дают плакать в типи, чтобы воины не прослушали появление врага. Луки, стрелы и ружья держат наготове, вслушиваясь в любой непонятный звук. Но в ту ночь у нас, молодых воинов, было игривое настроение.
Мои друзья кайова и я веселились в компании шайеннских юношей и девушек. В самый разгар веселья вдруг откинулась дверь типи,и вошел старый шаман шайеннов. Он поднял руку, и моментально все замолчали и устремили на него взгляды. Он смотрел так, как будто видел что-то такое, что нам было недоступно. Он не произнес ни слова. Затем он опустил руку, повернулся и вышел, растворившись в снежной пелене. Мы переглядывались в тишине, не понимая что же произошло. Ясно было, что грядет что-то нехорошее. Что еще мог предвещать такой неожиданный визит Дедушки? Все мы знали, что некоторые шаманы обладали даром предвидения. Если бы мы прислушались к голосу наших сердец! Но мы снова начали шутить и смеяться.
Уже наступил день, когда кайова засобирались домой ведомые Запка-аде или Большим Луком. С восточного неба смотрела утренняя звезда на мирный заснеженный лагерь на Уошите. Неожиданно мы услышали звук медных труб полкового оркестра Седьмого Кавалерийского. Этот звук поднял заспанный лагерь. Воздух наполнился выстрелами из винтовок, криками, плачем детей и грохотом копыт по мерзлой земле. Полуголые воины выскакивали из типи, чтобы сразиться с синими мундирами. Хоть и застигнутые врасплох, они отчаянно бились за свою землю. Перекрывая весь этот шум, слышался голос Черного Котла, который отдавал приказы и подбадривал своих воинов, гибнущих один за другим под пулями кавалеристов. Всадники проскакали через лагерь и разворачивались для новой атаки.
Мы уже отъехали от лагеря, но сразу повернули назад, когда услышали выстрелы. Невидимые для солдат, мы спрятались в снегу и стали ждать, когда они попадут в досягаемость наших ружей. Пока мы выжидали, мы увидели, как солдат гоняется за женщиной с ребенком вокруг типи и загоняет ее в реку. В ледяной воде она остановилась, повернулась и прикрыла ребенка рукой. Солдат выстрелил ей в руку и поднял револьвер для следующего выстрела. Один из наших воинов выстрелил в него из ружья, и тот вылетел из седла. Лошадь без всадника пересекла реку и выбежала на противоположный берег.
Большой Лук крикнул нам, чтобы мы поспешили к нашему лагерю, т.к. стрельба уже начала раздаваться и с той стороны. Мы проскакали около двух миль, когда увидели отряд солдат, преследующих нескольких
шайеннских женщин, которые бежали в сторону нашего лагеря. Спрятавшись за обрывом реки, мы открыли огонь. Солдаты ответили нам, но безрезультатно. Они были очень возбуждены погоней. Мы продолжили перестрелку, и через некоторое время все кавалеристы валялись мертвыми в снегу. Никого из наших воинов солдатские пули даже не задели.

Радуясь такой простой победе мы издали ликующий вопль, но Большой Лук прикрикнул на нас, чтобы мы не шумели, потому что вокруг было еще очень много солдат. Но на этот клич ответила группа шайеннов, которые торопились на помощь группе Черного Котла. Услышали его и в лагере. Он укрепил сердца шайеннов, об этом рассказывали потом спасшиеся женщины. Воины Черного Котла не просили пощады, да им ее никто и не предлагал. Ни один из них не выжил. Все были убиты. Соотношение сил тогда было три белых на одного шайенна.
Те солдаты, что мы убили, были отрядом майора Джоела Х. Элиота. Среди них были четыре офицера запаса и десять солдат Седьмого Кавалерийского. После этой перестрелки Большой Лук увел нас в наш лагерь. К полудню Кастер разграбил и сжег деревню Черного Котла и расстрелял более 900 лошадей шайеннов. Снег был красным от крови, а трупы были свалены кучами вокруг догорающего лагеря.
В это время небольшие отряды воинов из разных племен постепенно окружали солдат. Командование этими объединенными силами взял на себя Сатанта. К середине утра ему удалось собрать в одном месте основные силы индейцев. Тем не менее, маленькие отряды продолжали беспокоить солдат с разных сторон. Сатанте было трудно договориться о едином плане с вождями других племен. Наконец, все было готово и Сатанта приказал кайова готовиться к битве. Впереди было общество Каитсенко – десять воинов, которые никогда не отступали. У каждого из них были красные, желтые и черные перевязи из лосиной кожи. У великого вождя Сатанка перевязь была черная. Он ехал впереди с оперенным копьем в руках. Они пели военную песню своего общества. Сатанк, как вождь Каитсенко, должен был начать битву. Во время боя он пришпиливал свою перевязь к земле магической стрелой и не мог сделать ни шагу назад, пока битва не будет закончена. Каитсенко или побеждали, или умирали.
В это время Кастер отвел своих солдат ниже по реке, а его полковой оркестр молчал. Кавалеристы остановились, а некоторые из них спешились и приготовились к бою. Кастер, видимо, знал, что его окружают, т.к. его войска отступали совершенно дезорганизовано и торопливо. Действия этих белых не поддавались пониманию. Почти сразу же, мы даже двинуться не успели, они опять сели верхом и продолжили движение вниз в долину. Теперь уже полностью окруженные нами, они так и двигались по направлению к нашим лагерям до самой темноты. Мы собрались в месте, которое сама природа приготовила для засады, и приготовились к атаке на солдат. Но внезапно они развернулись и спешно отступили из долины. Мы последовали за ними.
Ночью мы поймали одного из скаутов Кастера. От него мы узнали, что неустрашимый Кастер попросту сбежал со своим войском, испугавшись индейцев. Ни лошади, ни люди его не ели ничего с самого утра и буквально валились с ног. Они отступали до того самого места, где они оставили свои теплые куртки и припасы перед атакой на лагерь Черного Котла. В итоге обнаружилось, что кто-то уже заранее побеспокоился и спер все оставленное солдатами. Немного передохнув, солдаты продолжили свое отступление. Настолько велик был страх Кастера перед преследующими его индейцами, что он даже и не
вспомнил о пропавшем майоре Элиоте и его солдатах. Он так спешил в Кэмп Сэплай, что спокойно бросил майора на произвол судьбы. Трофеи Кастера составили несколько сотен шкур, много бизоньего мяса, некоторое количество ружей, луков и стрел, множество седел и уздечек и немного одежды. Все пятьдесят три пленных были женщинами и детьми. Не было ни одного мужчины. Все они погибли в бою. Кастер потерял двух офицеров и девятнадцать солдат убитыми, и трех офицеров и одиннадцать солдат ранеными.


Имя и поиск видения у кайова.
Имена Большое Мясо (Ghee-Ale или Gi-Edel), Пинающаяся Птица (Tene-Angopte или Разящий Орел) и Сидящий Медведь (Satank или Set-Angia) для человека, не принадлежащего к племени кайова, звучат несколько странно. Но у каждого кайова было имя четко его характеризующее. По заведенному обычаю у каждого кайова было три имени: первое давалось при рождении, второе в юности и третье в зрелом возрасте. Имена давались за какие-то личные качества, физические проявления, необычные способности, подвиги, особые достижения или получались во время поиска видения. Для кайова имя было священным. Получая новое имя, человек как бы перерождался. Полученное при рождении имя Спящий Кролик, в юности могло трансформироваться в Воющего Волка, а с возрастом стать Сильным Бизоном.
Юноша кайова постоянно постился в поисках видения, чтобы быстрее получить «тайного помощника». Он уходил подальше от лагеря, обычно в сопровождении друга. Незадолго до выбранного места, друг останавливался, а ищущий видение оставался один на вершине горы или в глубине каньона. Несколько дней без еды, воды и сна он молил о видении. Иногда молитвы слышали, и ему являлось священное видение, и он обретал магическую силу. Иногда он получал только знание особой песни. После этого мальчик брал себе имя явившейся к нему духовной сущности животного, например Появляющаяся Птица или Красный Бизон. Так же он рисовал ее на щите, как символ магической защиты.
После поста мальчику была необходима помощь, чтобы добраться до лагеря. В этом ему помогал друг, который сопровождал его на пути к месту поиска видения. Мальчик рассказывал о своем видении близким друзьям и родственникам. Для остальных это было тайной. Сила, полученная им во время поста, сопровождала его всю жизнь. В старости он мог передать свое видение и песню достойному, но менее удачливому в поисках видения младшему родственнику.

2 Re: Индейцы кайова в Вс Янв 23, 2011 8:43 pm

kiowa

avatar
ЭХ.....а я уж подумал что -то новенькое....Интересно бы узнать побольше об обществе кайова "Чёрные леггины"Блин сканер не работает чуть позже скину что есть у меня!

3 Re: Индейцы кайова в Вс Янв 23, 2011 10:55 pm

kiowa

avatar
Вот то немногое,что есть у меня по чёрным леггинам.Как я понял это кайовские ультрас

ТОН-кон-го

Группа семей, друзей и родственников племени кайова, живших сообща, отдельно от остальных соплеменников, населяла местность, известную как район Красных Камней. Все остальные кайова считали эту маленькую общину чем-то вроде компании отщепенцев. Члены этой группы были своего рода ренегатами и всегда открыто демонстрировали своё пренебрежение современными установками белой цивилизации, насаждаемыми всем племенам западной Оклахомы.
Некоторые кайова, жившие к западу от Красных Камней, пламенно желали вступить на путь, известный в истории как Дорога Иисуса; это были те, кто основал общину Церкви Горы Дождей. Другие мечтали о «фермерском» укладе жизни. В ту пору федеральное правительство в своих нападках на традиционные верования индейцев зашло так далеко, что «объявило незаконным» даже исполнение обрядовых плясок кайова (О-хо-ма, Тон¬кон-го, Пляска Солнца и др.), но община Красных Камней открыто игнорировала этот указ и продолжала танцевать как ни в чём не бывало.
Потомки кайова Красных Камней, родившиеся на рубеже веков, рассказали своим детям, некоторые из которых живы и по сей день, немало историй о том, как все остальные соплеменники «отвернулись от нас» за неподчинение указу правительства прекратить танцы.
Они рассказывали, что когда приходило время для получения у солдат месячного продовольственного пайка, насельникам Красных Камней всегда перепадали лишь остатки и низкокачественные продукты. Некоторые старики из других групп сочувствовали им и делились с ними частью своих доброкачественных продуктов и мяса, но этого всегда было очень и очень мало. Те же кайова, кто сотрудничал с белыми, всегда были первыми при получении пайков, и им всегда доставалось отборное мясо и пр.
И всё же, вопреки всем невзгодам, люди тон-кон-го и о-хо-ма выжили, исполненные решимости. Это были те кайова, которых книги по истории окрестили «свирепыми И воинственными».
Мужчины этой маленькой группы кайова вместе охотились, вместе ходили в боевые походы, и с середины до конца 1800-х гг. они постоянно совершали набеги на территории Техаса и Мексики - очевидно, с целью захвата лошадей и оружия, - вступая в схватки с испанскими солдатами и «синими мундирами». Своим вождём они избрали Гу-лай-и за его качества сильного и непоколебимого руководителя в деле сохранения древних обычаев каЙова.
Всякий раз, когда они возвращались из военных ПОХОДОВ на юг, их ноги и ноги их лошадей были покрыты чёрной пылью от выжженного низкого кустарника, через который им приходилось мчаться. Они шутливо стали называть себя «черноногими», или «тон-кон¬го».
Их вождь Гу-лай-и всегда лично контролировал, чтобы все танцевали перед отправлением в поход и по возвращению. Рассказывали, что некоторые вожди кайова в западной части смеялись над ним за это, но он несмотря ни на что оставался твёрдым приверженцем этой практики.
В один из последних военных ПОХОДОВ отряд тон-кон-го столкнулся И нанёс поражение испанским солдатам, одетым в красные кепи. Командир испанцев был одним из немногих, кто остался в живых; спасая свою жизнь, он попытался скрыться. Гу-лай-и заметил это и верхом устремился
в погоню. В конце концов, индеец настиг неприятеля, схватившись руками за кепи и сбросив его с лошади. Выбив испанца из седла, Гу-лай-и тут же его прикончил и забрал себе его красное кепи. Когда кайова вернулись в свой лагерь, на боевом трофее остались отпечатки рук Гу-лай-и; вот почему до сего дня у многих из его потомков на кепи можно видеть отпечатки рук.
Гу-лай-и питал слабость к белым лошадям. У него было два коня - белый и рыжий. На рыжем он выезжал на охоту и в боевые походы, так как конь этот был более резвым, но любимцем вождя всё же оставался белый скакун. Его дочь Синди Киабоне в память о пристрастии своего отца всю жизнь разводила белых лошадей.
Во времена Гу-лай-и все кайова носили только по одному имени, тогда не было принято иметь имя и фамилию. Жену Гу-лай-и звали От-к'от-те, она умерла в 1922 г. У Гу-лай-и и его жены было двое детей - девочка, Синди, впоследствии вышедшая замуж за Эдгара Киабоне и умершая в 1950 г., и сын, Мопопе-ти (названный так за свои веснушки), позже получивший имя Джордж Мопопе. Сын Синди, Марк Киабоне, и её дочь, Анна Киабоне Анкуо, глубоко убеждены, что всем потомкам Гу-лай-и надлежит принимать активное у,частие в пляске Тон-кон-го и всемерно содействовать её возрождению.
После окончания Второй Мировой войны правнук Гу-лай-и, Кеннет Анкуо, спустя годы неустанных поисков возродил пляску Тон-кон-го В 1949 г. в Талсе, в поставленном им шоу под названием «Танцующие Мокасины». Сведения он получилрт своей бабушки, дочери Гу-лай-и Синди Киабоне, а также от Берта Гейгома и Хомера Ваффало. В 1955 г. Кеннет Анкуо как член совета племени кайова представил танец воинского общества Тон-кон-го на пышном представлении Экспозиции американских индейцев.
Певцами на представлении Талса Экстраваганса и Анадарко Экспо были Джек Анкуо, Джеральд Анкуо и Ли Тсатоке. Для изучения песен Кеннет Анкуо направил этих исполнителей к Хомеру Баффало. В то же время Гас Палмер, Диксон Палмер и Кеннет Анкуо решили продолжить начатое и целиком возродить Воинскую пляску Тон-ко н-го. Йэл Крапчатая Птица был первым свидетелем этих обсуждений.
Когда работа по возрождению танца достигла, наконец, наиболее серьёзной своей части, первыми исполнителями песен стали Джеймс Анкуо, Натан Дойеби, Оскар Тало, Йэл Крапчатая Птица и Билл Кумса-старший, если упомянуть некоторых. Все эти певцы носили военные головные уборы и использовали ручные барабаны.
Во время проведения одного из военных танцев О-хо-ма женщины, чьи семьи принадлежали к Тон-кон-го, также начали практиковать ношение военных головных уборов. Женщины в свою очередь также решили внести свою лепту в возрождение обоих обществ - О-хо-ма и Тон-кон-го.
Информация предоставлена Роландом Белая Лошадь,
членом Воинского общества Тон-кон-го
pirat pirat Very Happy

перевод Беляева Виктора.
За что ему отдельный респект.

4 Re: Индейцы кайова в Пн Янв 24, 2011 8:40 pm

kiowa

avatar
Вот ещё нарыл,правда на аглицком!

It’s a society that never forgets.

“We must never ever forget them,” Lyndreth “Tugger” Palmer said of veterans. “(We) pay honor to the people who make the supreme sacrifice. Their name will never die, never.”




The Ton-Kon-Gah, Kiowa Black Leggings Warrior Society, was established generations ago to honor veterans, and it continues to celebrate each year with a ceremonial at Indian City in Anadarko, Okla. This year the 52nd annual ceremonial was held Oct. 9-10. The society also has a color guard that has traveled extensively.


“The Kiowa Tribal Nation has had an elaborate warrior organization since before any recorded history of the tribe. The structure of the organization, songs, dances, and dress were well established and carried on when first discovered by white explorers,” Patrick Redbird, secretary and public information officer for the society, said.


The society was revived in 1958 by Gus Palmer, Sr and his two brothers George and Dixon Palmer. They first established the Kiowa Veterans Association (KVA) on Nov. 23, 1958 in Carnegie, Okla. and then incorporated the society, according to “Kiowa, Apache and Comanche military societies” by William C. Meadows. They wanted their brother, Lyndreth Palmer, who was killed in World War II to always be remembered.


“My dad and my uncle’s didn’t want my uncle Lyndreth’s name to ever be forgotten,” Palmer, commander of the society, said.


Palmer succeeded his father Gus as commander of the society when he died in November 2006. He said veterans are held very highly in the Kiowa tribe, especially the warriors who lost their lives in battle. He also said he encourages Kiowa people to attend their annual ceremonial because everyone is descended from a mighty warrior.


Meadows states, “In 1958 there were still several tribal elders who had been active society members when the group ceased to function in 1927. When approached for knowledge about the society, the older members were pleased and encouraged Palmer’s interest in reviving the society.”


Dixon Palmer remembers being encouraged by his elders.


“They said you young men, you deserve great honor for yourself and for your tribe,” he said. “They were the ones that taught us everything about the Ton-Kon-Gah, everything.”


The reason for naming the society Ton-Kon-Gah differs for some people, but overall still reflects the way of life when the society began.


“Some say it was because the dust from the trail made their legs black. This was before there were horses. Others say it was because their legs were blackened while running back into action after an enemy thought they had burned out an area to repel an attack,” Redbird said. “The name, Black Leggings, remained the name of the society even though they became one of the best ‘horse mounted forces’ on the Plains.”


Redbird said society officers also want to keep the regalia as authentic as possible. A black string shawl is worn on the waist, from the knees down the legs are black with paint or leggings, a decorated lance or spear is carried and the red cape is draped over their shoulders.


“A red cape must be worn to honor one of the Ton-Kon-Gah chiefs. Gool-Hay-Ee (Young Red Colt) killed a Mexican officer and took his red cape as a war trophy,” Redbird said. “The society is still in possession of the original cape.”


Dixon Palmer said Gool-Hay-Ee was given his name because when he got mad his face got red. He said there are still Gool-Hay-Ee descendents, and he sang a song in Kiowa made in his honor. The lyrics of the song, he said, translate into: “Gool-Hay-Ee, he killed that officer and when he got him, he got his cape and brought it home.”


The adornment each member chooses to place on their lance represents their individual military experience. “I had eagle feathers that represent the combat,” Dixon Palmer said. “I went all the way through 511 days of being fired at.”


According to Meadows, Gus Palmer “had 21 eagle feathers on his lance to represent the 21 bombing missions he made in World War II.”


Membership requirements are to be an enrolled Kiowa tribal member, male and served in the Armed Forces. There are approximately 45 active members, with some still serving in the military, Redbird said.


“The Ton-Kon-Gah was an organization of warriors, fighting men who served the tribe with honor. They had four members that were very special to the organization, two little boys and two little girls. They were considered so special that the families of each would have large give-aways in their honor,” Redbird said.


The 2010 ceremonial for the society honored female veterans. Palmer said, “Women made the supreme sacrifice like men.” On last day of the ceremonial a special dance called the “Turn Around Dance” is held.


“The Kiowa name for this dance is ‘Tsat-Koie-Gya’ or Encountering the Enemy. The dance, which is actually a rite, is a re-enactment of a battle that occurred in the early 1800s. During the dance, the tempo increases, pistol and rifle fire is heard, war hoops heard everywhere, lances raised and the drum rises to a crescendo,” Redbird said. “This continues until a society member rushes in and strikes the drum. After he stops the drum, he must relate a war deed either witnessed or performed personally.”


According to the Meadows book, the society wanted to continue, “The tradition of holding military society meeting in tipis.”


“The society (Since 1973) uses a tipi derived from the famous Jòqìgácút (Return from the Battle Marks Tipi) or “Battle Tipi” of Jòhâusàn (Little Bluff Recess/Concavity). The yellow stripes on the south side of the tipi were already present when it was given to Jòhâusàn by the Cheyenne leader Sleeping Bear in 1840 and are believed to have represented successful war expeditions he had led,” Meadows states. “Jòhâusàn then added black stripes to represent successful war expeditions that he had personally led on which he had brought back scalps with no loss of members. The other side was filled with depictions of battle scenes by noted Kiowa warriors who were invited to display their personal war deeds and periodically changed with the acquisition of higher-ranking battle deeds.”


According to the Department of Interior’s Indian Arts and Crafts Board Web site, “The earliest battle scene painted on the tipi is the 1864 battle with Kit Carson near Adobe Walls in the Texas panhandle.” A new 21 foot Battle Tipi was introduced at the 50th annual ceremonial and depicts Iraq war battle scenes.


Redbird said each year the society ceremonial is supported by the “Kiowa Gourd Clan, O-Ho-Mah Lodge and all of the Kiowa Service organizations in making each veteran’s observance a success.”


“The Kiowa’s had six divisions of warrior societies, Po-Lanh-Yope (Little Rabbits), Adle-Tdow-Yope (Young Sheep), Tsain-Tanmo (Horse Headdresses), Tdien-Pei-Gah (Gourd Society), and Ton-Kon-Gah (Black Legs or Leggings). The last being our ten bravest called, Qkoie-Tsain-Gah (Principle Dogs),” Redbird said. “The songs, dances, dress and ceremonies for each society were unique to each society as were the rules of war for men’s society.”


He said everyone is always welcome to attend their ceremonial. “We want to help out all veterans so all veterans are welcome to come out,” Redbird said.


Videotaping is not allowed at the ceremonial and although still photography is permitted, permission must be acquired first.


“The dance, regalia, the songs, where we perform, is all copyrighted at the Library of Congress in Washington, D.C.,” Palmer said, adding that the ceremonial is dedicated to their fallen soldiers, and he encourages all Kiowa male veterans to join the society.


“I hope the next generation can learn this and keep it going,” Palmer said. “I want them to keep it going for our people.”


Вот электрический перевод,но требует жуткой редакции


Это общество, которое никогда не забывает.

"Мы никогда не должны никогда забывать о них", Lyndreth "Таггер" Палмер сказал ветеранов. "(Мы) платить честь людей, которые делают высшую жертву. Их имена никогда не умрет, никогда. "


Ton-Кон-Га,черные леггинсы воинское общество кайова, был создан поколений назад в честь ветеранов, и она по-прежнему ежегодно отмечать с торжественного на индийский город в Anadarko, штат Оклахома в этом году 52-м ежегодном торжественном состоялось 9 октября -10. Общество также имеет цвет охранник, который много путешествовал.


"Кайова племенных нация была разработка организации воин поскольку до того, записанные истории племени. Структура организации, песни, танцы, и платье были хорошо развиты и вели, когда впервые обнаружен белый исследователей, "Патрик Редберд, секретаря и по вопросам общественной информации для общества, говорит.


Общество было возрождено в 1958 году Гас Палмер, Sr и двух его братьев Джорджа и Диксон Палмер. Они впервые создан Кайова общественного объединения ветеранов (кВА) 23 ноября 1958 года в Карнеги, штат Оклахома, а затем включены общества, в соответствии с "Кайова, Apache и Команчи военных обществ", Уильям С. Медоус. Они хотели, чтобы их брат, Lyndreth Палмер, который был убит во Второй мировой войне, чтобы всегда иметь в виду.


"Мой отец и мой дядя не хочу, чтобы мой дядя имя Lyndreth, чтобы никогда не будет забыт", Палмер, командир общества, сказал.


Палмер стал преемником своего отца Гус в качестве командира общества, когда он умер в ноябре 2006 года. Он сказал, ветераны провели очень высоко в племени Кайова, особенно воинов, которые погибли в бою. Он также сказал, что он призывает Кайова людей для участия в своих ежегодных торжественных потому что все происходит от могучего воина.


Медоус государств, "В 1958 году было еще несколько старейшин племен, которые были активными членами общества, когда группа перестала функционировать в 1927 году. Когда подошли к знаниям об обществе, старшие члены были рады и призвала интерес Палмера в возрождении общества. "


Диксон Палмер помнит поощряется его старейшин.


"Они сказали, что молодые люди, вы заслуживаете большой честью для себя и для своего племени," сказал он. "Они были те, которые научили нас все о тонно-Кон-Гах, все."


Причиной для обозначения общества Ton-Кон-Гах отличается для некоторых людей, но в целом по-прежнему отражает образ жизни, когда общество начало.


"Некоторые говорят, это потому, что пыль от трассы, сделал ноги черные. Это было до того, как были лошади. Другие говорят, это потому, что их ноги почернели время работы назад в действие после врага думали, что они сгорели области к отражению атаки, "Редберд сказал. "Имя, черные леггинсы, осталось название общества, хотя они стали одной из лучших" лошадь установлен сил на равнинах ".


Редберд сказал общества офицеров хотим, чтобы регалии как можно более реалистичной. Черную шаль строки носят на талии, от колен ноги черные с краской или леггинсы, украшенные копье или копье осуществляется и красного плаща накинутой на плечи.


"Красный плащ должны носить в честь одного из Ton-Кон-Гах начальников. Гол-Ай-EE (молодой Красной Colt) убит мексиканского офицера и взял его красный плащ, как военного трофея ", Редберд сказал. "В обществе по-прежнему во владении оригинальный мыс".


Диксон Палмер сказал Гол-Ай-е-е было дано его имя, потому что когда он рассердился лицо получил красный. Он сказал, Есть еще Гол-Ай-EE потомки, и он пел песню в Кайова сделано в его честь. Текст песни, сказал он, перевод на: "Гол-Ай-е-е, он убил этого офицера и, когда он получил его, он получил свой плащ и принес его домой."


Украшением каждого члена выбирает для размещения на их копья представляет их индивидуальных военного опыта. "У меня было орлиные перья, которые представляют борьбы", Диксон Палмер сказал. "Я прошел путь через 511 дней после увольнения в."


По Медоус, Гас Палмер "было 21 орлиными перьями на копье представлять 21 бомбардировок он сделал во Второй мировой войне".


Членство требования должны быть зачислены Кайова племенных членов, мужчин и служил в Вооруженных Силах. Есть около 45 активных членов, при этом некоторые по-прежнему служит в военной, Редберд сказал.


"Тон-Кон-Гах был организации воинов, воинов который служил племени с честью. У них было четверо членов, которые были очень специальные организации, двух мальчиков и двух девочек. Они были рассмотрены такого особенного, что семьи каждого будет большая творческих личностей в их честь ", Редберд сказал.


2010 Торжественное для общества честь женщины ветеранов. Палмер говорит, "Женщины составляли высшую жертву, как мужчины." На последний день торжественного специальный танец называется "Turn Around танца" проводится.


"Кайова имя для этого танца" TSAT-коие-Гья "или встречая врага. Танец, который на самом деле обряд, это инсценировка битвы, которая произошла в начале 1800-х. Во время танца, огня темп увеличивается, пистолет и винтовка слышал, война обручи слуху, пики поднимаются и барабана поднимается до крещендо, "Редберд сказал. "Это продолжается до члена общества бросается в и удары барабана. После того как он останавливает барабан, он должен относиться войны дело либо свидетелями или выполнены лично ".


Согласно книге Meadows, общество хочет, чтобы продолжить ", традиция проведения военных заседании общества в типи".


"Общества (с 1973) использует типи заимствованы из известного Jòqìgácút (Возвращение из битвы знаков Типи) или" Битва Типи "из Jòhâusàn (Little Блафф ниш / вогнутость). Желтые полосы на южной стороне типи уже существовали, когда она была дана Jòhâusàn лидера Шайенн Спящий медведь в 1840 году и, как полагают, представлены успешные экспедиции войны он вел, "Медоус государств. "Jòhâusàn затем добавляют черные полосы представляют успешных экспедиций войны, что он лично возглавил, на которых он привез скальпы без потери членов. Другая сторона была заполнена с изображением батальных сцен по отметил Кайова воинов, которые были приглашены, чтобы показать их личных делах войны и периодически меняются с приобретения более высокого рейтинга дела бой. "


По данным Департамента индийского искусства внутренних дел и ремесла совет веб-сайт, "ранние батальной сцены написаны на типи является 1864 бой с Кит Карсон вблизи Adobe Стены в попрошайничать Техас." Новый 21 фут Битва Типи был представлен на 50-м ежегодных торжественных и изображает Ираке сцены войны сражение.


Редберд сказал, что каждый год общества торжественное поддерживается "Кайова Тыква клана, о-хо-Mah Lodge и все Кайова организаций, предоставляющих услуги в принятии соблюдения каждого ветерана успеха."


"Кайова в шесть подразделений воинственных обществ, Бо-Lanh-Yope (Little Rabbits), Adle-Tdow-Yope (молодых овец), Tsain-Tanmo (Лошадь Головные уборы), Tdien-Пэй-Гах (Тыква общества), и Ton -Кон-Гах (черные ноги или сапоги). Последнее время наши десять храбрых называется, Qkoie-Tsain-Гах (принцип собак), "Редберд сказал. "Песни, танцы, одежда и церемоний для каждого общества были уникальны для каждого общества, как были правила ведения войны для общества людей."


Он сказал, что все всегда приглашаются принять участие в торжественном их. "Мы хотим помочь всем ветеранам так все ветераны можете выйти," Редберд сказал.


Видеозаписи не допускается на торжественном и, хотя до сих пор фотографии не допускается, разрешение на это должно быть приобретено в первую очередь.


"Танец, регалии, песни, где мы проводим, все защищенные авторским правом в Библиотеке Конгресса в Вашингтоне, округ Колумбия," Палмер сказал, добавив, что торжественное посвящен их погибших солдат, и он призывает всех мужчин Кайова ветеранов присоединиться к общества.


"Я надеюсь, что следующее поколение может научиться этому и сохранить ее", сказал Палмер. "Я хочу, чтобы сохранить ее для наших людей".









Shocked Shocked

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения