КРАСНАЯ ТРОПА

Общество российских индеанистов и ПАУ-ВАУ ВОЗРОЖДЕНИЕ


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Андрей Нефедов "Пляска теней: магия первых вестернов"

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Roaming Ghost

avatar
Пляска теней: магия первых вестернов

Андрей Нефедов (Ветер)


В 1883 году Уильям Коди по прозвищу Баффало Билл открыл свой цирк, который вошел в историю под названием «Шоу Дикого Запада». К тому времени индейцы уже начали появляться понемногу на различных этнографических выставках, шаманских ревю, театральных подмостках. Программа состояла из множества номеров, среди которых особенно яркими были скачки на пони без седел, нападение на почтовую карету, состязания в скорости на 100 ярдов между пешим индейцем и всадником, показательная стрельба Коди и Карвера, скачки на диких техасских бычках, ловля бизона и верховая езда на нем, большая охота и сражение с индейцами. Первоначально в представлении были заняты тридцать шесть юношей пауни с Индейской Территории. Рассказывают, что они проявляли столь огромный энтузиазм в сценах нападения на карету, что майор Фрэнк Норт, командовавший в прежние времена четырьмя ротами скаутов-пауни, предложил Коди заменить этих участников более взрослыми и уравновешенными индейцами. «Сделай так, как я советую, Билл, если хочешь, чтобы твое представление имело продолжение. Раскрась их поярче, наряди в перья, дай лошадей поспокойнее. Ты должен создать иллюзию, а не настоящее действо. Ни я, ни мои пауни тебе для этого не нужны». В 1885 году Коди переключил свое внимание на лакота. Набор индейцев для представления «Дикий Запад» в агентстве превратился в ежегодную весеннюю процедуру.

Все то, что составляло плоть и кровь этого знаменитого шоу, чуть позже легло в основу так называемых вестернов. Первым вестерном считается «Большое ограбление поезда» (1903). Это был фильм о бандитах – Буче Кэссиди и его подручных. Затем пошли ленты и об индейцах. Самой нашумевшей из них стала «Резня» о гибели Кастера. Фильм был снят в 1913 году, и тема, разумеется, выплыла не случайно. Кастеровская трагедия стала столь памятной, что возле реки Литтл-Бигхорн неоднократно устраивались инсценировки этого исторического сражения. После «Резни» на экраны вышло множество других фильмов о Кастере и связанных с ним событиях. Но далеко не все они отличаются точностью и правдивостью повествования. Вспомним хотя бы «Кастер на Западе». Сказать, что последняя битва Кастера показана там не очень достоверно, значит – ничего не сказать. Сражение там не имеет ничего общего с действительной битвой, а смерть самого Кастера нарисована в каких-то нелепо-героических тонах. Есть и фундаментальные работы об этой битве, и лучшая из них – «Сын Утренней Звезды». Однако в этом телевизионном фильме, кроме тщательно выстроенной экспедиции Кастера, нет, пожалуй, больше ничего ценного. Зато другой такой битвы Кастера в кино нет и теперь уже вряд ли будет.

Но сейчас не об этом. Я не случайно начал эту статью с Баффало Билла Коди и его цирка. Сам Коди, увидев, какое внимание публика отдает кинематографу, тоже снял несколько лент. Одна из них называлась «Индейские войны» (1917) и повествовала о событиях так называемой «последней индейской войны» 1890 года, а точнее о движении пляски духов и связанной с ним бойне у Вундед-Ни. Фильм интересен тем, что в нем снимались реальные участники событий; они, конечно, заметно постарели, но все же это были те самые люди. Правда, Вовоку изображал белый актер. Против действительности фильм грешил и тем, что Коди одел индейцев так, как наряжал на своем представлении – поярче, попышнее – тогда как во время настоящего расстрела у Вундед-Ни лакота были укутаны в старые, сильно полинявшие одеяла, а о военных головных уборах не могло быть и речи. Заслуга Коди заключается в том, что он сохранил на кинопленке лица многих людей, которые так важны для истории. Кроме того, именно в этом фильме показан реальный язык жестов. Не будь этого невзрачного (с точки зрения искусства) кинофильма, мы бы не смогли сегодня даже представить, насколько легко и шустро индейцы общались на столь необычном международном языке.

Самой значительной фигурой среди режиссеров начала XX века был Томас Инс. Он обожал индейцев и буквально умирал от желания снимать кино о них. В основном, он делал короткометражки. Это было в порядке вещей. В те годы редкий кинопроизводитель позволял себе создавать фильмы продолжительностью более двадцати минут. У Томаса Инса снимался хорошо известный Лютер Стоящий Медведь (Мато Нажин). Кстати, однажды он сказал Инсу, что индейцы должны вести себя в кино иначе, более естественно, а не позировать. Инс согласился, но так никогда и не исправил характер игры «дикарей», ибо снимал не для себя, а для зрителя. Индеец должен был оставаться таким, каким его представляли и хотели представлять.

Но первая настоящая киноэпопея о Диком Западе – «Крытый фургон» Джеймса Круза. Картина была создана в 1923 году. Хронометраж – 100 минут. Для времен «немого кино» работы такого масштаба требовали от режиссера величайшей смелости. На съемках «Крытого фургона» было задействовано почти три тысячи статистов, из них – тысяча индейцев.

На следующий год на экраны вышла другая эпическая кинокартина – «Железный конь». Режиссер – Джон Форд, снявший впоследствии «Дилижанс», «Форт Апач», «Она носила желтую ленту», «Двое ехали вместе» и множество других вестернов, среди которых есть и удачи, и неудачи.

Позже, когда кино сделалось звуковым, Голливуд создал новые версии этих киношедевров. Америка любит «ремейки» и каждый раз исходит из новых технических возможностей. Новой версией «Крытого фургона» стал фильм «Большая тропа» (1930), а по мотивам «Железного коня» был снят «Юнион-Пасифик» (1939). Режиссером «Большой тропы» был Раул Уолш. В его фильме впервые появился Джон Уэйн, ловкий, умелый, метко бросающий нож и говорящий на языке шайенов.

«Большая тропа» во многом повторяет сюжетную линию «Крытого фургона», многие сцены очень схожи. В обоих фильмах присутствует переправа фургонов через бурную реку, в обоих есть нападение воинственных индейцев на караван переселенцев, в обоих присутствуют честный и смелый следопыт и какой-то коварный человек с темным прошлым (оба они влюблены, разумеется, в одну и ту же девушку).

Если говорить о достоинствах этих двух картин, то в первую очередь хочется отметить неизгладимое впечатление от подлинности всего, что происходит на экране. В каком-то смысле эти фильмы заставляют поверить в то, что отснятые сцены абсолютно документальны. Первые встречи с индейцами, речные переправы, нападения на обозы – все выглядит совершенно натурально.

Современный нам кинематограф зачастую страдает изысканностью кадров, которые мы воспринимаем как красивую картинку, но не верим в подлинность происходящего. Достаточно вспомнить «Неистового Коня», «Разорванную цепь» или «Текумсе» – в них отсутствует жизнь, они полны формальных сцен и позерства. Если когда-то Мато Нажин упрекал Томаса Инса за неестественность индейцев в первых фильмах, то теперь можно говорить о какой-то новой ненатуральности индейских героев во многих сегодняшних картинах, несмотря на их прекрасную этнографичность. Возможно, это связано с тем, что в двадцатые и даже тридцатые годы на съемочной площадке присутствовали люди, хорошо знавшие прошлую жизнь. Лица индейцев, взирающие на нас с экрана, невероятно выразительны, и сильно отличаются от лиц нынешних индейских кинозвезд. У них еще не было стандартных клише, которыми актеры активно пользуются сегодня. Заметьте: как только появляется картина, снятая не по канонам жанра, она становится особенной. Например, «Мертвец» не вписывается ни в какие рамки, он необычен, он странен, он притягивает и гипнотизирует. Этого нельзя сказать о «Неистовом Коне», «Текумсе», «Белом бизоне»... А вот «Джеремайя Джонсон» Поллока, казалось бы, скучен и обыден, как сама жизнь в безлюдных горах, но именно этим фильм и отличается от прочих вестернов. Он выразителен своей обыденностью, как выразительны туманы в лесу, облака в снежных горах...

Кино – это пляска теней. Когда один танец следует за другим, и все смотрятся одинаково, – то они перестают производить впечатление. Танец и песня должны быть выразительны, то есть выражать что-то, кричать о чем-то, молить о чем-то.

В 1922 году вышел документальный фильм «Нанук с севера», который Роберт Флаэрти снимал во время экспедиции 1912–1913. Фильм (103 мин.) без сюжета, без участия кинозвезд. Прокатчики очень беспокоились, что зрители не пойдут на такую картину, однако успех «Нанука» был головокружителен, что доказывает одно – зрителя далеко не всегда интересует интрига и развитие сюжета, но всегда притягивает выразительность происходящего на экране. «Танец» жизни, исполненный семьей эскимосов, просто завораживает. Чего стоит одна сцена подледной охоты Нанука на тюленя! Она занимает четыре минуты! Это невероятно большой хронометраж, особенно если учесть, что в течение трех минут тюленя вовсе не видно, а охотник мучается над прорубью, тянет веревку гарпуна, то и дело падает, иногда тюлень подтягивает его к самой воде. Если бы эта сцена не была трагичной, то она могла бы стать невероятно смешной, ибо так падать и скользить по льду в кино умеет только Чарли Чаплин.

Все фильмы эпохи немого кино отличаются именно своей подлинностью, даже если они на сто процентов постановочны, а не документальны. Но дело в том, что режиссура некоторых сцен в этих кинокартинах сводится к нулю. Так, например, переправа через реку в «Крытом фургоне» и «Большой тропе» полна подлинных, а не сыгранных деталей. Вода на самом деле переворачивает фургоны и утягивает вниз по течению целое стадо коров. Люди на экране переправляются в настоящих условиях, отсутствует какая-либо страховка. И это чувствуется. Этот танец полон живой силы.

В немых фильмах мы не слышим голосов и выстрелов, но видим жесты, пороховой дым, пыль под копытами бизонов. И создается ощущение, что звуки все же доносятся до нас. Позы персонажей зачастую утрированы, жесты преувеличены, выражения лиц усилены, глаза и губы подмазаны почти шутовски и, тем не менее, происходящее на экране завораживает. Когда, например, герои «Крытого фургона» подъезжают к воротам форта и Джим Бриджер представляет им своих жен-индеанок, создается ощущение, что эту встречу удалось подглядеть с помощью какой-то машины времени: эти улыбающиеся, темные от загара лица, прищур глаз, смущенные улыбки. А короткая сценка внутри торговой лавки, где трапперы пьют водку, – какие выразительные там стоят индейцы.

Это очень рельефные, очень яркие тени. Я склоняюсь к мнению, что в большинстве случаев старое кино значительно богаче, чем сегодняшнее. Еще раз оговорюсь – в большинстве случаев, не во всех.

Краткая фильмография

Крытый фургон (The Covered Wagon), США, 1923, 98 мин. Режиссер – Джеймс Круз. В ролях: Уоррен Керриган, Луис Вилсон, Алан Хэйл, Эрнест Торренс, Талли Маршал, Этель Уйлс, Гай Оливер и др.
Фильм создан по одноименной повести Эмерсона Хьюга, съемки проходили в Юте и Неваде. Действие фильма разворачивается в 1848 году. Весьма бесхитростная история о переселенцах, направляющихся в Калифорнию. В фильме присутствуют все необходимые атрибуты эпического жанра: добро, зло, любовь, кулачные драки и многое другое. С этой ленты начались регулярные съемки охоты на бизонов. «Крытый фургон» достоин того, чтобы его увидели как любители вестернов, так и любители кинематографа в целом. Хотя не стоит забывать, что фильм принадлежит к категории «немых» и многим зрителям может показаться трудным для восприятия.

Большая тропа (The Big Trail), США, 1930, 110 мин. Режиссер – Раул Уолш. В ролях: Джон Уэйн, Маргарет Черчиль, Эль Брендел, Талли Маршал, Дэвид Роллинс, Фредерик Бартон, Ян Кейт, Чарлз Стивенс и др.
Фильм начинается словами: «Посвящается тем, кто насаждал цивилизацию в диком краю и учил мужеству своих детей». Прекрасные съемки, замечательные пейзажи, прелесть которых ничуть не умаляется тем, что фильм черно-белый. От «Большой тропы» остается ощущение глубокой правдоподобности. Очень достоверно выполнены сцены нападения многочисленного отряда шайенов на караван переселенцев. Индейцы, следующие с обозом, приковывают к себе взгляд с первого же их появления в кадре – они на редкость выразительны и основательны в каждой черте своего лица и фигуры. Фильм не относится к категории боевиков, но непременно понравится любителям историй о Диком Западе.

Юнион-Пасифик (Union Pacific), США, 1939, 136 мин. Режиссер – Сесиль Де Миль. В ролях: Барбара Стэнвик, Джоэл Макреа, Роберт Престон, Стэнли Риджерс, Энтони Квин и др.
По мотивам книги Эрнеста Хэйкокса. Это весьма масштабная киноповесть о строительстве железнодорожного полотна. В фильме есть все, что требуется полновесному вестерну: ковбои, индейцы, перипетии любви, ограбление поезда, погоня, нападение лакота на железную дорогу. Кстати, последняя из перечисленных сцен заслуживает особого внимания, так как выполнена очень фундаментально. В свое время «Юнион-Пасифик» демонстрировался на советских киноэкранах как трофейный фильм (на немецком языке с субтитрами).

Опубликовано: Альманах "ПЕРВЫЕ АМЕРИКАНЦЫ" / 2001 / N 8, стр. 147-149.

http://www.first-americans.spb.ru

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения